12:30 

Отчет о походе Гроина, сына Борина, главного фортификатора Эребора, ко двору Денетора

gnomoved
Или, иными словами, как я развлекалась на игре “Мирный Гондор”. :)

Поиграть я смогла феерически прекрасно. Приехав на полигон с одним-единственным квестом и вовсе без завязок, за двое суток Гроин успел отыграть практически все, что вообще можно было отыграть для гнома в чужой стране и незнакомом городе. Он побывал не только при дворе наместника, но и у травницы, кузнеца, в таверне, библиотеке, завел знакомство с начальником тайной стражи Минас Тирита, а главное, сумел заключить контракт на 2 тонны золота (страшно представить, сколько это будет в переводе на местные деньги) - не торгуясь! В его путешествии слилось воедино все: дружба, веселье, хитрость, ярость, непреклонность, честность, надежда и тревога. Одним словом, Гроин развлекся на полную катушку, да еще и с профитом. ;)


Если вам интересно, кто вообще был этот Гроин, сын Борина, то я сейчас расскажу. Гроин - главный (и потомственный) фортификатор Эребора. До Битвы пяти воинств его семья жила в Железных холмах, занимаясь и фортификацией, и строительством. После Гроин вместе со своим отцом перебрался в Эребор и вплотную занялся организацией обороны - такой, чтобы и полк драконов выдержала.

В Гондор Гроин попал тоже неслучайно: Даин был обеспокоен и активностью вастаков, и слухами от эсгаротцев - мол, тень над Мордором всё крепнет. Гномам было очевидно, что если Гондор падёт, то и Эребор не выстоит - рано или поздно армия Мордора постучится в ворота Королевства-Под-Горой. Тогда-то Гроин, гном, в общем-то, совершенно простой и никогда к Даину в советники не метивший, вызвался стать послом в Минас Тирит: и город осмотреть, и кое-что об армии и вооружении разузнать, и с Денетором, если будет нужда, заключить договор. Даин был такому повороту событий только рад: укрепление Эребора было давно закончено, а свободных дипломатов, которых можно было бы отправить на юг, не было - гномы составляли план военной кампании и одновременно просчитывали пути отступления, так что все специалисты по военным делам были завалены работой.

Так оно и вышло, что Гроин вышел из Эребора в опасный путь к низовьям Андуина, а вместе с ним отправился гонец от короля Барда. Путь был быстрым и спокойным, пока путники не покинули течение Андуина у водопада Рэрос и не спустились в зелёные земли Рохана. И вот там-то, на берегу Великой реки, поросшем тростником и высокой травой, путешественников настигла беда: прямо на их костёр вышел отряд орков-конокрадов. Гроин с товарищем отбивались, как могли, и когда, казалось, надежды выжить не осталось, в схватку вмешался роханский патруль, преследовавший орков, но потерявший их след. Гроин отделался сломанным щитом и стрелой, засевшей в лопатке, - а вот товарищ его погиб. Невзирая на усталость, боль и горе, Гроин похоронил посла Дэйла, насыпав над его телом курган, и изрубил тела орков на куски, оставив гнить, а после сломал стрелу, торчащую из плеча, перевязался, как умел, выпил горячительного на дорогу и отправился в путь. Дорога длиной в три для отняла у него почти неделю - и вот, усталый, запылённый гном с бородой, кое-где заляпанной засохшей кровью, подошёл к Пеленнорским полям.

Теперь я предоставлю Гроину возможность самому рассказать о том, что с ним за это время приключилось и чем всё это безобразие закончилось. А вы уж не обессудьте - Гроин всё-таки строитель, а не поэт, говорит по-простому. Представим себе, как он сидит за столом в своём каменном эреборском доме, и, потягивая трубочку, рассказывает всё обстоятельно и по порядку своей жене, сыну и двум дочерям...


Присел я, значит, на недоделанную стену отдохнуть да повязку на плече поправить. Час был уже поздний, смеркалось, так что спешить всё равно не стоило: на ночь ворота крепостей всё-таки принято закрывать. Ох и удивился же я, когда из сумерек вынырнули двое высоких воинов со словами: “Приветствую, друг!” Чуть ли не под руки меня подхватили, когда узнали, что я иду в Минас Тирит, а тот, что был повыше, и вовсе заявил, что не даст мне теперь и шагу ступить, если я на его руку не обопрусь: мол, раненый, как можно?! Я, конечно, и вырываться пробовал, но потом решил, что всё равно бесполезно - а там уже и до города дошли. Это, кстати, были князь Имрахиль с сыном, они, как и я, приехали в крепость по делам...

Мне везёт на такие сюжетные повороты: гномы, которых я играю, так или иначе дружат с эльфами - и, главное, всегда вмешивается случай! Имрахиль исключением не стал (да, я знаю, что он - только частично эльф, но всё-таки) - он мне помог, и потому наезжать на его эльфийскую бесполезность было уже просто нелогично. Мы подружились и в какой-то степени повторили линию Нарви и Келебримбора - вместе творили всякое, и, тешу себя надеждой, симпатия к основательному и деловому гному подтолкнула Имрахиля к тому, чтобы начать вместе со мной разрабатывать план фортификации Осгилиата. А вообще, Имрахиль вышел замечательный и всё время жег напалмом: сконструировал с подсказкой Гэндальфа первую в Средиземье пушку (Бульбулятор им. Имрахиля), ловко пикировался с Денетором и при всём при этом ещё успевал следить, как бы за его дочерью не начал ухлёстывать какой-нибудь ламедонский горец. С ним мы обсуждали законы и обычаи людей и гномов, в частности, ту их часть, которая касается браков. А ещё у нас случались диалоги наподобие этого:

Имрахиль (всматриваясь вдаль): Смотри, как интересно! Грима и Саруман на качелях качаются!

Гроин (подходя ближе): Князь, вообще-то, это твоя дочка с подружкой...

Кстати, дочь Имрахиля и её подруга были до крайности милы. Их вопросы о гномах и их укладе пришлись Гроину во вкусу, а заодно он успел похвастаться всем, чем только мог.


...На воротах не было стражников, ты представляешь?! Вот ни одного, клянусь! А нам навстречу идут двое то ли трое, в чёрных накидках с белым засохшим деревом - и ведь идут не с мечами наперевес, а как будто прогуливаются вечерком. Люди перездоровались друг с другом и Имрахиль на меня показывает: мол, вот, пришёл гном, надо накормить, отмыть, вылечить и Денетору, наместнику ихнему, представить. И так-то попал я к травнице - и женщина хорошая, и лавка у неё под стать, да только ничего хорошего из того не вышло, прямо как знал, что сначала надо дела все решить, а там уже здоровьем заниматься. Ну да по порядку обо всём.

Эта добрая женщина меня подлатала на совесть - как новенький стал. А пока рана заживала, она мне рассказала всякого-разного и про Гондор, и про Минас Тирит, и про наместников с королями. Вот ты знаешь хоть одно королевство, где короля нету? И я не знаю. И, главное, мне никто так объяснить и не смог, как это так - правит, но не король? Почему бы не назвать наместника королём и всю эту путаницу прекратить? Странная это всё-таки земля - Гондор. Они всё ждут, когда их король вернётся - и вроде как, королевский род пресёкся, а вроде как и нет... Жалко, я самого наместника расспросить об этом не успел, не до того было, да и запамятовал я.

А всё потому, что у меня мой шестопёр спёрли. Вот прямо от входа в лавку травницы! Я-то думал, что если гость законы города уважает, то и гостя уважать будут. Я, как научили, оружие с пояса снял, перед входом оставил. В конце концов, стража ведь на улицах есть, а тут!.. Я хватился, давай туда-сюда бегать, спрашивать, искать... А потом меня злость разобрала - где же это видано, чтобы у честного гнома последнее воровать! Где балрогова стража? Куда смотрят? Бардак какой! Вскипел я, честно скажу, и пошёл к наместническому дворцу искать справедливости у лорда Денетора...

На самом деле, кража шестопёра - это чистейший эпикфейл, идиотизм ситуации приближался к максимуму: в самом начале игры (!) у гнома (!) посреди города (!) спёрли (!) оружие(!). Этот несчастный шестопёр искала вся денеторская рать во главе с начальником тайной стражи, и они его не нашли! Уже гораздо позже этот шестопёр всё-таки всплыл и вернулся ко мне, но довести до конца сюжетную линию с местью вору мне не удалось. А жаль.


…А ждать мне пришлось долго. Я уж и в кабаке соседнем посидел (кстати, а зачем вообще наместнику кабак рядом с дворцом?!), и погулял по округе, и, притомившись, на лавочке посидел... И, наконец, князь Имрахиль покинул тронный зал и я пошёл представиться лорду Денетору.

Сказать, что лорд наместник странный - это ничего не сказать. Меня робость разбирала каждый раз, когда я входил в его мрачный зал с белым и чёрным тронами. Я от волнения тогда, в начале первой аудиенции, чуть на кхуздул не перешёл, и еле вспомнил, как правильно, по обычаям, представиться - колено преклонить, по имени обратиться, цель прихода двумя словами обозначить. Государь Даин рассказал мне, как раньше было принято с людскими владыками разговаривать - но то раньше, а сейчас... В общем, вышло всё и неплохо, хотя, как оказалось, представления наши об этикете Гондора устарели лет так на пятьсот. И вот представь только: он сидит на этом своём чёрном троне-кресле, и я перед ним посреди пустого гулкого зала, и статуи королей как будто на меня таращатся из теней.

Знаешь, с ним когда говоришь, даже и не поймёшь: то ли он умом слегка тронулся по старости, то ли умён чрезмерно, то ли презрительно на тебя смотрит и не слушает, а может, прислушивается внимательно, оценивает и взвешивает. Вопросы задаёт каверзно: почему только сейчас пришёл, а с чем, да зачем... Не знаешь, то ли продолжать беседу вежливо, то ли вспылить уже наконец. Даже радуется этот их Денетор странно - горько, гордо, недоверчиво. Каждое слово сказать - как по гати среди болота идти. Провалится или милует? Но миловало, слава Махалу.

Принял меня наместник как желанного гостя: дело моё выслушал, грамоту верительную изучил, и постановил так: наутро осмотреть Минас Тирит, план укреплений новых набросать, а пока ночь, из цитадели никуда не выходить. Жить мне положил там же, аккурат бок о бок с начальником тайной стражи. И посулил, что, ежли ему моя работа придётся по вкусу, будет у него ко мне ещё дело. Прямо так вот и сказал: “Слова ничего не стоят, Гроин, сын Борина. Твой опыт ты подтвердишь своей работой”. Я даже опешил как-то - неужто я таким малоискусным кажусь?!

Денетор был очень натуралистичный, этого у него не отнимешь. Такого занудного, гордого и говорливого правителя я давно не видела, а апофеозом “денетористости” стал Белый совет. :) Отдельным развлечением для Гроина стало обсуждать наместника с его же подданными, потому что тема для обсуждений была неисчерпаема. А тут ещё каждая аудиенция - как сюрприз... Одним словом, тема наместника Денетора раскрыта. :) Я бы и на второй заход пошла.


И с самого утра я принялся за работу - как всегда, со всей ответственностью. Прямо на выходе из моих покоев меня повстречал Имрахиль, которого я к тому времени уже и князем перестал звать, потому как хороший дядька - нечего такого титулами в нос тыкать каждый раз. Мы с ним и ворота осмотрели, и парапет по внешней стене... И тут-то я заметил: оружейные башни есть, а катапульт там нет! И ни единого стражника или лучника наверху.

“Непорядок,” - подумал я, и, видать, то же Имрахилю в голову пришло. А тут, как нельзя кстати, проходил мимо начальник тайной стражи - он, как мне наболтали, всё про всё и всех знает. Конечно, за оборону, а ещё за войка, стражу, гарнизоны, снабжение, вооружение и всё на свете отвечает лорд Боромир, старший сын наместника, но что-то сдаётся мне, что если катапульт нету, то спрашивать про них того, на чьей они совести, без толку. Хорошо, что Ульрик этот, суровый такой вастак - думается мне, ему пол-лица булавой размозжили, потому как щека у него - не щека, а один шрам, и бельмо на глазу, явно не по болезни, - так вот, Ульрик провёл нас на склад, а там... Мне кажется, даже ворота Эребора, Смогом разбитые, выглядели лучше, чем те катапульты. Руины самые настоящие, понимаешь? И видно, что сгнили уже давно, всё железо, что в дереве было, пальцами ломается...

И тут-то я задумался крепко: а стоит ли укреплять крепость, в которой завёлся вредитель? Решил не спешить и проверить сначала слухи, которые вчера в городе слышал - мол, стена городская в паре мест обвалилась, но её уже починили. Обвалиться она, конечно, не могла, потому как там такая кладка, которая вся сразу падает, и то только при землетрясении, но всё равно проверить надо.

Пошли, проверили - и точно, стена просела кое-где и наспех подпёрта, без особого умения, но хорошим инструментом камень обработан. Смотрю - а там ещё и земли свежей набросано, посмотрел, возраст определил (а Имрахиль для этого зачем-то землю в пальцах перетирает - кто ж так делает?), и смекнул, что тут не обвал был, а простой подкоп. Да ещё и изнутри, а никак не снаружи. Обрадовал, стало быть, Ульрика, а сам пошёл к Денетору с докладом. План-то у меня в голове уже был, когда я впервые на город посмотрел. А Имрахиль зачем-то за мной увязался - видать, соскучился по долгим аудиенциям у странного старика...

История с подкопом не получила продолжения, а жаль. Слухи, пущенные по городу, рассказывали, что на первом уровне города видели орков, на третьем - волколаков, и вот ещё подкопы обнаружились. Шикарная завязка для охоты на ведьм, но, видимо, гномы на ведьм не охотятся. :)


План мой наместнику весьма понравился. Ещё бы: я ж ему, считай, предложил из Минас Тирита гору неприступную сделать, и притом так, чтобы солнечного света было в достатке!



Штурмовой коридор оборудовать, ловушки противоподкопные, закрыть наконец этот несчастный парапет, чтоб по нему навесом не стреляли, катапульты сменить на новые, с управлением от рычага, вытянутого вниз по стене, ну и сеть против снарядов над первыми двумя ярусами натянуть, а то любой придурочный орк может шар с горящей нефтью кинуть - и прости-прощай, первый ярус! А потом и выяснилось: вовсе не укрепление Минас Тирита интересует Денетора, хотя глаза наместника блестели, когда я перечислял все те меры, которые позволят орков полчищами косить. А вот поди ж ты: эта крепость - самая сильная и расположена очень удачно, её неприступной можно сделать очень быстро и, кстати, довольно дешево, но нет!

Тут я тебе вот что расскажу: ты слышал, что раньше столица Гондора стояла прямо на Андуине? Называется этот город Осгилиат, существует он и поныне - в виде руин. Один мост, а по обе стороны - дома и дворцы разрушенные, пересохшие фонтаны... И вот, значит, гондорцы с орками этот город туда-сюда тягают, и каждый раз с большими потерями. Зачем это Врагу надо, и дураку ясно: он так подтачивает силы Минас Тирита, потому что люди - не мухи, по тысяче в день не рождаются. Но вот зачем этот гиблый город Денетору?.. Сам наместник кричит (почти буквально), что ему дорога честь и память, а своими упражнениями в том, кто кого больше перебьёт, Гондор доказывает Врагу, что дунедайн ещё огого какие! В общем, никто из гондорской знати, кроме самого наместника да, может, его старшего сына, не видит смысла в том, чтобы Осгилиат захватить и удержать насовсем. Я, конечно, не стратег, но тоже не особо понимаю, зачем нужен город, в котором всё равно жить нельзя. Разрушить мосты, русло сузить и углубить, чтоб брода не найти было, и нести на своём берегу вахту днём и ночью, чтобы ещё на подходах орков убивать.

Так вот, про Денетора. Выслушал он меня и говорит: хороший ты план составил, Гроин, искусность свою доказал. Давай-ка теперь про Осгилиат подумай и к вечеру представишь на совете. Я, конечно, согласился, а сам на Имрахиля поглядываю - может, он наместника от этой дурости отговорит? Но, видимо, Денетора отговорить вообще никак невозможно, а потому Имрахиль возьми и брякни: а давай я вместе с Гроином на этот предмет подумаю? Так и пошли мы вместе изобретать, как защитить незащищаемое.



Сначала вдвоём долго думу думали, вертели карты Осгилиата перед собой и так, и эдак, я всё прикидывал, как этот каменный Эсгарот защитить можно, но кроме как мосты сломать, ничего не придумал. А ведь такой ответ наместника бы не устроил - в этом Имрахиль со мной был полностью согласен. Тогда свернули мы карты в трубку и пошли искать сыновей наместника - они постоянно в Осгилиат ходят и оборону его организуют, кому, как не им, знать всё про этот город?

Лорд Боромир, судя по всему, куда-то отлучился. Что неудивительно, если наместник всех, как и меня, по любому вопросу направляет к нему; чего ни хватишься, об этом Денетор не знает, потому что не наместническое это дело, а первенец его - прямо вот эксперт. Ну да ладно, мы хоть до библиотеки дошли наконец, а там и лорд Фарамир обнаружился. Я слышал краем уха, что он - человек учёный, но по разговору понял: воин из него получше будет, чем из многих знакомых мне рубак. Наместнический сын вместе с нам сел за карты да планы и тоже голову повесил: нет, говорит, не получится Осгилиат удержать, хоть ты тресни. Тут я уж не выдержал и говорю: не бывает так, чтоб нельзя было кусок земли укрепить! Способ должен быть... И я его нашёл.

Придумал я для Осгилиата башни: такие, чтобы полностью береговую линию обстреливать при гарнизоне в две сотни человек, не больше, при этом меньше половины - на вражеском берегу. А в это время Имрахиль спешно куда-то ушёл и вскоре вернулся с корявеньким чертежом... Ну я даже не знаю, как это назвать. Ядромёт? Пожалуй. Маленькое ядро стоит в узком горле, а с одного конца это горло примыкает к камере, в которой лежит смесь серы, селитры и угля (Имрахиль мне сообщил, что это Гэндальф его надоумил по поводу смеси, хоть не знаю, правда то или нет). Эту смесь можно поджечь фитилём, и тогда она мгновенно вспыхивает и выталкивает ядро наружу.

Посмотрел я на этот чертёжик (а рядом были какие-то совсем негодные катапульты пририсованы), и прикинул, что толк из него может выйти. Подправил там и сям, жёлоб решил к горлу приварить, чтобы ядра не по одному заталкивать, и на том с Имрахилем сошлись: надо сделать прототип и испытать - а то вдруг взорвётся? Не взорвался!

Что удивило меня, так это то, что в Минас Тирите кузницы такие простецкие, даже горна хорошего нету. И при всём при этом вещь, скажу тебе, вышла страшная, и грохот от неё стоит немыслимый, но ядро метает локтей на сто. Притом этот ядромёт в руках помещается и весит не больше сумки с инструментом. Как при таких убогих технологиях можно орудия массового убийства создавать - для меня загадка.

Ядромёт, который Имрахиль назвал “танком”, а мы с кузнецом - бульбулятором, был сделан из пластиковой бутылки, и действительно напоминал какой-то курительный девайс экзотической наружности. Сверху в него были воткнуты две трубки и фитиль в виде бенгальского огня. Испытания проводились вполне серьёзно, шансы на взрыв и выстрел были вполне равными - монетку мы не кидали, а вместо этого использовали два шарика разных цветов. Первое испытание примитивного пистолета прошло в чистом поле под Осгилиатом, а второе - прямо во время Белого совета. Имрахиль очень трясся и умолял меня взять два шарика одинакового цвета, но я был непреклонен - испытывать, так по-честному! Но бульбулятор выдержал и второй выстрел.

Имрахиль: А теперь я попрошу вас всех отойти подальше и закрыть уши!

Денетор: И открыть рот.

Гроин (про себя): Лучше закрой - пуля залетит.


Пока мы с Имрахилем трудились в ожидании вечернего совета, начался бал. Пришлось отложить недоделанный план фортификации и идти. Нет, что ты, я не танцевал - как можно в моём положении?! Мои соображения были только про политику: лорд Боромир собрался перед балом жениться, а я, как посол, обязан был при этом присутствовать. Скажу тебе честно, растерялся я там: и обряд у них какой-то странный (где ж это видано, чтобы отец жениха молодых женил?), и вино они пьют зачем-то. Правда, как и у нас, слова добрые молодой семье положены, да только я от волнения их все забыл напрочь и сказал первое, что в голову пришло - мол, мира в семье и богатства в казне. Но вроде как с рук мне это сошло.

А потом у них танцульки начались - сначала всё очень чинно и на нашу церемонию смены года похоже, а потом какая-то круговерть началась: скачут, бегают, юбки у дам самым непростительным образом развеваются... Посмотрел на я это всё и бочком-бочком пробрался в таверну, эля хлопнуть да в картишки перекинуться. Обогатился я тогда прилично - девять золотых самородков взял.

В карты мы действительно поиграли очень весело - вместе с трактирщиком, начальником тайной стражи, молодожёном Боромиром и его стражником. Кстати, очень рекомендую гномам вывозить на полигон карточную игру “Гномы-вредители”, в которую мы играли в тот вечер, - новички понимают правила с первого же раунда даже в два часа ночи. ...А под конец партии явилась травница и поинтересовалась: “И какова ставка, лорд Боромир? Гондор проигрываете?”. :)


А там и время для совета подошло - уже заполночь. Я ещё разомлеть после эля не успел, как слышу - начинается. Удивительно, как я сам на этот совет попал - там, кроме меня, все благородные были. Ну Имрахиль, ясное дело, наместник с обоими сыновьями и племянником, начальник тайной стражи, а ещё, ну вот ты не поверишь - Гэндальф! И Саруман, Белый маг - говорят, он над всеми магами глава, навроде как узбад. И вот сидим мы, значится, вдевятером, и тут Денетор начинает в своей привычной манере долго и как-то безрадостно излагать обстановку в Гондоре. Мол, силы на исходе, Осгилиат еле в последний раз отбили, Враг крепнет. Что делать будем? Что-то, известно что: сиди себе за крепкими воротами, врага на себя выманивай и горками укладывай - когда-нибудь, глядишь, и кончатся Вражьи войска. Но это мы с тобой понимаем, а Денетор - совсем не такой. Я, говорит, чту гондорскую военную доблесть, а потому Осгилиат не сдам. И вообще, хочу спросить у тебя, досточтимый Гроин, что бы нам такого сделать, чтобы меньше потерь нести. Тут я ему и изложил обстоятельно и про сужение русла, и про башни - предупредил, правда, что это влетит в копеечку. Даже вместе с Имрахилем показали новое оружие - слава Махалу, оно и в тот раз не взорвалось. Я-то надеялся, что наместник хоть чуть-чуть казну свою бережёт, но не тут-то было - жаден он, как видно, не до денег, а только до собственного самолюбия. Ему все говорят, как один: брось ты этот Осгилиат, а Денетор своё гнет: пришлёт нам Рохан помощь, и мы тогда точно всё удержим! Особенно если гномы нам башни с ядромётами построят. Лорд Боромир тоже почему-то уверен, что хлипкую свежую стену в Осгилиате орки не возьмут, потому как ловушки. Я один, что ли, знаю, что ловушки забиваются за час боя, не больше? И что хороший таран сухую кладку разобьёт, как стекло? В общем, сел я молча, и ни слова больше до конца совета Денетору не сказал. Зато вот с его сыном у нас забавный разговор вышел. Ни с того ни с сего возьми тот да и спроси меня: а что, если Даину предложат оттянуть на себя часть Вражьих сил и пойти в атаку одновременно с Гондором? Я чуть пальцем у виска не покрутил - кто ж согласится гору покинуть ради боя посреди чиста поля?! Но как-то, как мог, объяснил, что не в наших это обычаях, из крепости уходить, когда нужды на то нет.

А потом вообще что-то странное началось - пошли разговоры о надежде, о том, что мир меняется, и о каком-то оружии, чтобы победить Врага одним ударом. Я, честно скажу, ничего толком не понял, да и позднее время было, так что я чуть не задремал. Но Гэндальф с Саруманом что-то ещё Денетору предлагали, спорили...

В общем, понял я, что надо быстрее возвращаться в Эребор, а то заболтают меня тут и дадут работу, в принципе бессмысленную и невыполнимую. Хватит с меня и Осгилиата. Поэтому наутро я поспешил к Денетору - и прямо у дворца столкнулся со старым моим приятелем, Фрамом из Дэйла. Оказывается, его король Бард послал вдогонку за нами, и теперь он Денетору пришёл предложить сухарник (гадость, всё-таки, редкостная), вина южные и всякий другой провиант. Мол, сплавим вам вниз по Андуину, и вся недолга. Ну, погутарили они, а там и мой черёд пришёл.

И вот тут, я считаю, настал момент моей славы. Я всё что мог сделал, чтобы государю Даину не только заботы, но и золото принести - и... Но обо всём по порядку. Для начала мы с наместником утвердили план работ: сначала башни на одном берегу строим и местных строителей обучаем, а дальше в Минас Тирит идём и занимаемся штурмовыми укреплениями. И тут я плавно перешел к главному вопросу: готов ли Гондор платить? Ясное дело, Денетор меня спрашивает: сколько? Я на пальцах посчитал, на десять умножил, набрался наглости и озвучил: две тонны золота хотим, и точка. И знаешь, что? Он даже не торговался - говорит, в Белых горах золото есть, добудете - ваше будет. На том и порешили, да договор рукопожатием скрепили: крепкая у Денетора рука, несмотря на то, что стар.

Так я Минас Тирит и покинул: с новым договором, приличным кушем и странным ощущением под ложечкой - ох, не так прост этот Гондор, как могло бы показаться! Как бы не было со всем этим планом беды...

Что было дальше? Гроин благополучно добрался до Дэйла вместе с Фрамом, и был встречен государем Даином лично: к воротам Эребора приходил посланец Врага, искал некое золотое кольцо (ох и пожалел же Гроин, что так мало запомнил из того, что на Совете говорили!) и спрашивал, в какой стороне лежит Шир. При таких обстоятельствах и речи быть не могло о том, чтобы оттянуть часть гномов к Минас Тириту. И Эребор вышел из союза с Гондором - лорд Денетор так и не дождался ни гномьих мастеров, ни оружия, ни даже подробных планов для строителей... А Гроин продолжил свои труды и погиб в битве при Дэйле во время Войны Кольца, защищая своего государя.


Всем спасибо за внимание, и, надеюсь, отчёт вышел не слишком длинным. :) Спасибо всем тем, с кем судьба столкнула Гроина в Гондоре - мне было очень приятно играть с вами, и надеюсь, мы ещё встретимся на других играх!

@темы: Отчет с игры

Комментарии
2013-05-07 в 00:18 

onomori
Ветер, светлый рыцарь мой, боль согреет ранную
Спасибо тебе за игру:) Гроин вышел такой натурально - скептический,что перед ним за однослойные ворота даже как-то совестно было, а вот насчет " зачем выходить из горы" - не успели мы с ним поговорить, а жаль. Умная мысль в этом была, только при отце озвучить ее я не мог ну никак...и молчал, а после совета уже как-то не сложилось даже и пересечься:(

2013-05-07 в 00:27 

Исанн Айсард
Our Blades are Sharp// Север помнит| Не веди себя как еда.
И все бы хорошо, только я Ульдор :) Хотя может на диалекте Севера это так и звучит)
Процесс изобретения пушки был великолепен. И вообще вы с Имрахилем та еще парочка) Без вас в Минас-Тирте будет плохо.)

А в роду Наместников это все явно семейное...

2013-05-07 в 08:22 

gnomoved
onomori, кстати, да - у тебя там был какой-то напутственный квест мне, но уже времени не хватило это отыграть. В чём там суть-то была? И про "выходить из горы" тоже послушать интересно.
Исанн Айсард, Гроин тупо перепутал, ящитаю. :) Хотя, если ты хочешь, я могу переправить на Ульдора везде, где надо.
Я в отчёте как-то не того, но мне начальник тайной стражи тоже очень понравился - такой был скользкий тип.

2013-05-07 в 13:23 

onomori
Ветер, светлый рыцарь мой, боль согреет ранную
gnomoved, суть была в планах реального военного союза. Просто эту мысль надо было думать с другого конца и хорошо планировать, а на Совете при папе я тебе продвинуть это все не мог, потому что папа вел совет по своему наместнческому сценарию, мешать ему я не хотел - ибо все равно он бы меня заткнул, да еще и через него Саурон бы об этом узнал, если бы Камень таки нашли. Но по факту надо было собраться на " серый" совет гондорского подполья и подумать реально, как можно разобраться с Мордором раз и навсегда. Собственно, в этот Совет должны были войти еще Ульдор, свежий князь Ламедона, Имрахиль, мой брат и, возможно, Митрандир, если бы с ним не разругались.А обтрындеть это все подробнее можно на послеигровом сборе :) Планы там были наполеоновские почти Элендиловские, не факт , правда, что с тем же результатом, тут нужен был коллективный разум. Митрандир в этом контексте на себя брал функцию контакта с эльдар:)

   

Мирный Гондор - сообщество игры

главная