Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:26 

Отчет Ульдора. Всяческая суета. ч. 3

Исанн Айсард
Our Blades are Sharp// Север помнит| Не веди себя как еда.
Трактирщик был в странно приподнятом настроении и с порога полез обниматься. Кое-как увернувшись (не до конца) от внезапного проявления дружеских чувств, Ульдор краем глаза увидел на столе почти пустую бутылку эльфийского вина. Эпидемия какая-то. То краж, то всеобщей любви. Задержание одновременно упростилось и усложнилось. С одной стороны охотник даже особо не спросил, а куда идем, с другой избегать острых проявлений бескорыстной мужской дружбы от человека, значительно выше тебя удовольствие то еще. Предков трактирщика, без сомнения бывших нуменорцами, Ульдор недобрым словом помянул неоднократно. Сам глава разведки, как и все южане, богатырским телосложением не отличался. Кое-как сопроводив свою добычу в тюрьму, Ульдор велел стражникам обращаться с жертвой вежливо и пошел искать того, кто умеет снимать такие, гм, эффекты. Нашел Гендальфа. Гендальф согласился помочь.
- О, Гендальф! Какая у тебя борода! – радостно вскрикнул трактирщик и потянул руки к этой самой бороде. Магу это явно не понравилось, и он точным ударом посоха отправил беднягу в нокаут.
- Так и я колдовать могу. – решил стоящий в углу стражник.
Оставив Гендальфа разбираться с последствиями, Ульдор пошел к Боромиру требовать трактирщику амнистию, если вдруг что. Боромир готовился к свадьбе и послал Ульдора нафиг. А вернувшись к себе, начальник Тайной стражи обнаружил там сильно помрачневшего трактирщика со связанными руками. Нормальные стражники видимо все полегли в последнем штурме Осгилиата. Иначе как еще объяснить тот факт, что один сажает вора за стол начальника, другие вяжут руки честному человеку тонкой веревкой. Решив, что эти узлы развязывать бесполезно, Ульдор полез за чехлом с инструментами, где у него была пара острых скальпелей. Трактирщик, увидев богатый арсенал инструментов для извлечению показаний из задержанных, чуть не повторил фокус вора с падением со стула. В общем, когда начальник Тайной стражи наконец приступил к опросу, настроение у всех было мрачное. Трактирщик держался замкнуто, явно не мог забыть коллекцию скальпелей. Но, в конце концов Ульдор кое-как разобрался в сложных имущественных отношениях пары бывших компаньонов. А так же выяснил, что трактирщик ходил в свой старый дом, дабы оставить там в тайнике свои сбережения. Т.к. ограбление ювелирной лавки было единственным обвинением, имеющим хоть какие-то доказательства, начальник Тайной стражи быстренько изъял означенные ценности при свидетелях и выпустил трактирщика за отсутствием состава преступления. Заодно решили, что со стражником надо что-то делать. Уж больно бурную деятельность гражданин развел.
В зале уже накрывали стол к свадьбе. Скоро пора было идти за Камнем. Ульдор, проходя мимо, незаметно подлил в бокал наместнику настойку опия. Пусть поспит подольше и пропажу обнаружит как можно позже.
Спускаясь по лестнице вслед за вором Ульдор уже начал прикидывать, не оглушить ли его быстренько. И покосился на Боромира. Князь вора трогать не велел, но что князь понимает в таких вещах. Шум бы он точно не поднял. Лестница кончилась, и глава разведки уже было решил, что пора мочить. И тут Боромир произнес свою историческую фразу: «А теперь отведи его обратно в тюрьму». Хотелось схватиться за голову. Ульдор схватился за нож и даже успел один раз ударить. Опоздал. Князь медленно осел на землю. По спине медленно растекалось кровавое пятно, красное на красном шелке свадебного камзола. Вор, разумеется, сбежал, но этот факт Ульдора сейчас волновал мало. Беглый осмотр показал, что жить Боромир будет. Какое-то время. Пока глава разведки его перевязывал, князь очнулся и велел срочно найти своего кузена. Оставлять его не хотелось, но пришлось. Альдамир нашелся быстро и даже повел себя адекватно. Может не зря Боромир его выбрал в сообщники. По дороге Ульдор выдал стражникам приметы вора с указанием «принесите мне его голову».
С неба падала вода сплошной стеной. Я только сейчас заметил дождь, а шел он, наверное, уже давно. Целая вечность прошла прежде, чем камень, наконец, был спрятан, и можно было заняться князем. Дождь все усиливался. Я нашел дочь князя Имрахиля и попросил её помочь, как только она сможет. Но когда мы пришли, с Боромиром уже был Гендальф. При таком количестве свидетелей скрыть инцидент становилось сложновато. Боромир еще просил девушек, что бы они отвлекли его невесту, но она, разумеется, все узнала. Альдамир даже попытался не пустить сестру в комнату. Нашел кого останавливать. Лишь бы до Наместника не дошло.
Я смотрел в стену. Тупо ныло где-то под сердцем. Я подвел свою государыню. Она доверила мне самое дорогое, что у неё есть, а я её подвел.
Свадьбу, бал и все остальное Ульдор помнит очень смутно и какими-то урывками. Вторая доза опия. Третья уже перебор, а тяжесть в груди не отпускает. И вообще ничего не отпускает. Последнее адекватное воспоминание – он ищет, чем бы вскрыть бутылку. Потом кажется, был бал. Потом он пил на улице и Андис глядя на все это, послала его поесть. И это даже немного помогло. Потом в трактире играли в карты и Ульдор даже что-то выиграл. Трактирщик провернул какую-то оферу с мечом и стражника-доносчика арестовали. Потом появился Боромир.
К началу Совета Ульдор пришел в себя настолько, что бы в нем участвовать и даже спрашивать у Наместника сколько жизней он готов отдать за мифический гондорский престиж. Опять встал вопрос об укреплениях Осгилиата на левом берегу. Господин Гроин конечно неплохой план по укреплениям озвучил, но на это все равно нужны были люди и деньги. Избытком и того и другого Гондор не страдал. Держать левый берег можно было только имея возможность наступать. Сейчас такой возможности Гондор не имел. И в саму возможность победы в войне Наместник не верил. Настолько не верил, что начал спрашивать у магов какого-нибудь чуда. Тогда-то Ульдор и услышал впервые про Кольцо. Точнее про Кольцо-то он и раньше знал, но намек Митрандира, что это может иметь значение заставил главу Тайной Стражи задуматься. Магии глава разведки не верил. Каждый раз когда Враг бывал повержен, повергала его сталь. Одно Ульдор знал наверняка – тот, кто лишь обороняется всегда проигрывает.


О том, при каких обстоятельствах глава Тайной Стражи продал душу назгулу, чем грозят командировки в Умбар, какими методами проводят дознание в Гондоре и какие ругательства знает наместник Денетор смотрите в заключительой части отчета.

Комментарии
2013-05-11 в 17:32 

onomori
Ветер, светлый рыцарь мой, боль согреет ранную
ААА! " Так и я колдовать могу" - ушел под стол:)А, кстати, как ситуацию с ранением объясняли тем, кто был свидетелем и кто был в нее непосвящен? Вот девушкам, например....

   

Мирный Гондор - сообщество игры

главная